Узнайте Ваш биологический возраст! Сделайте анализ на измерение длины теломер!


Школы для врачей и пациентов


Расстройства половой идентичности: история изучения проблемы и распространенность в Российской Федерации

Понятием «гендерная,  или половая идентичность» принято обозначать  единство поведения и самосознания индивида, причисляющего себя к определенному полу и ориентирующегося на требования соответствующей половой роли [9]. Расстройства половой идентичности (РПИ) представляют собой серьезную медицинскую проблему, в решение которой оказываются вовлеченными специалисты различных медицинских областей.

В МКБ-10 не содержится общей характеристики группы (F64) РПИ. В данном разделе представлены такие диагностические категории, как транссексуализм, трансвестизм двойной роли (трансролевое поведение), расстройства половой идентификации в детском возрасте, другое расстройство половой идентификации и расстройство половой идентификации неуточненное.

Одной из наиболее распространенных форм РПИ является транссексуализм. Транссексуализм определяется как стойкое осознание своей принадлежности к противоположному полу, несмотря на правильное соответствующее генетическому полу формирование гонад, урогенитального тракта, вторичных половых признаков; характеризуется стремлением изменить свой пол путем гормонального и хирургического лечения и легализовать в обществе желаемую половую роль.

Различают женский и мужской  транссексуализм. При  женском транссексуализме биологические (генетические) женщины ощущают себя в мужском поле. При мужском транссексуализме -  биологические (генетические) мужчины  ощущают себя  женском поле. Диагноз «транссексуализм» ставится лицам, достигшим полового созревания, которые желают изменить свои половые органы и жить как представитель другого пола, после исключения психических отклонений.

Начало научных исследования феномена транссексуальности можно отнести к  рубежу 19-го и 20-го веков.  В 1910 г. Hirschfeld M. впервые ввел понятие транссексуализма и опубликовал монографию с казуистическим и историческим материа­лом. Однако, типизацию он заимствовал у Krafft-Ebing R. (1877), который, описывая “метаморфозы сексуальной паранойи”, различал два основных  варианта этой патологии:

  • врожденное состояние и одновремен­но единственно возможное для половой функции;
  • вариант, когда это состояние не является врожденным и проявляется как временная аномалия при нормальной половой ориентации индивидуума.

Hirschfeld впервые дал различие между «продолжительной тотальной транспозицией половой идентичности» - транссексуализмом и «преходящей частичной транспозицией» - трансвестизмом.

Muhsam R. (1921) в немецком медицинском еженедельнике привел наблюдения двух пациентов с симптомами транссексуализма, которые настояли на проведении им кастрации. Он же, в 1926 г., описал два случая женского транссек­суализма при которых, пациентки настояли на удалении молочных желез, матки и яичников.

В 1928 г. Ellis Н. написал работу «Исследования психологии сексуальности», где выделил две группы: в первую группу он отнес людей, одевающихся, как противоположный пол, во вторую – включил людей, относящих себя к противоположному полу.

В 1953 году Benjamin Н. дал феноменологическую характеристику данного расстройства, а в 1966 году вышла его монография «Феномен транссексуализма», где он описал 152 наблюдения, у 51 из которых были вы­полнены операции по смене пола в Дании, Голландии, Швеции, Мексике, США и Марокко. Benjamin H. принадлежит огромная заслуга в том, что он не только дал объяснение и определение транссексуализму, но и привлек внимание медицинской общественности к этому заболеванию. Впоследствии он стал одним из основателей Международной Ассоциацией Гендерных Расстройств Гарри Бенджамина. В настоящее время ведущие специалисты всего мира ведут наблюдение за пациентами в соответствии со «Стандартами оказания медицинской помощи при нарушениях половой идентичности», разработанными Международной Ассоциацией Гендерных Расстройств Гарри Бенджамина.

Hamburger С. et. al. (1952) в своей работе «Трансвестизм: гормональное, психиатрическое и хирургическое лечение» описывают известный случай Christine Jorgensen, взбудораживший весь научный мир и общественность [26]. Данному пациенту (в прошлом солдату армии США) после предварительной гормональной терапии эстрогенами бы­ла выполнена хирургическая кастрация с последующей ампутацией полово­го члена и формированием половых губ из мошонки. Принято считать это первой операцией по смене пола, однако подобные операции проводились и ранее (Muhsam R.,1926). Hern R. описывает смену пола, произведенную мужчине под именем Эйнар Веджинер (в дальнейшем-Лили Эльбе) в 1930 году немецким хирургом Варнекросом (Kurt Warnekros).  Медицинская тактика в то время по отношению к этому пациенту носила «экстремально-экспериментальный» характер, за короткое время было произведено множество хирургических вмешательств,  в результате чего пациент скончался после осложнений операции по пересадке яичников.

В 1965 г. Money J. из Балтимора (Johns Hopkins Hospital),  первым проявил инициативу в создании программы по выработке критериев отбора и подго­товки к лечению пациентов с нарушениями половой идентичности (Gender Identity Programm). В созданный им комитет (Gender Identity Committee) вошли психологи, психиатры, хирурги, гинекологи, эндокринологи, уроло­ги и работники социальных государственных и общественных организаций. Примеру Money J. последовали около 40 центров в Север­ной Америке, которые стали заниматься оценкой состояния и лечением данной группы пациентов.

В 1967 году Walinder J. опубликовал монографию о транссексуализме, в ко­торой привел описание по  43 пациентам с данной нозологией (30 мужчин и 13 жен­щин).

В 70-х годах отметилось увеличение числа операций по смене анатомического пола в Скандинавии, Англии, Франции, Германии. Однако это увеличение показало значительную ограниченность результатов опера­тивного лечения. Подобное накопление опыта и оценка результатов привели к тому, что после чрезмерного увлечения хирургической «переделкой» пола в 60-80 годы  наступил период не только сдержанности, но по­рой и отрицания необходимости хирургического вмешательства при таких случаях.

Отечественная история изучения РПИ берет свое начало с конца 60-х и начала 70-х годов прошлого столетия. Первые исследования в области изучения феномена РПИ в нашей стране принадлежат профессору А.И. Белкину,  который возглавлял отделение психоэндокринологии Московского НИИ Психиатрии МЗ РФ с 1978 – по 2000 годы. С начала 70-х годов прошлого столетия А.И. Белкиным была организована система обследования и оказания лечебно-реабилитационной помощи больным с РПИ. В связи с тем, что данная проблема являлась новой и неизученной, при оказании помощи таким пациентам приходилось преодолевать многочисленные трудности. Совместно с сотрудниками Института экспериментальной эндокринологии и химии гормонов, Голубевой И.В. и Козловым Г.И. им были организованы лечебно-реабилитационные мероприятия для данного контингента лиц [2].

Следует отметить, что в медицинских классификациях того периода, которыми пользовались отечественные психиатры, диагноз «транссексуализм» как отдельная нозологическая единица  представлен не был. В связи с чем,  истинных данных о распространенности транссексуализма и других расстройств половой идентичности за указанный период не имеется.

В 1988 году понятие «транссексуализм» применялось к пациентам, физическое и психологическое состояние которых определялось как «патологическое состояние личности, заключающееся в полярном расхождении биологического и гражданского пола с одной стороны с полом психическим с другой стороны», иными словами - к лицам с  нарушением  по­ловой самоидентификации, которое заключается в несоответствии чувства своей половой принадлежности характеру наружных половых органов, т.е. стойкое осознание своей принадлежности к противоположному полу.

Бухановский А.О. определял транссексуализм как состояние  внут­ренней убежденности пациентов в принадлежности к иному полу при отсут­ствии психотической симптоматики, сопровождающееся непринятием собственных врожденных половых признаков, стремлением ассимилироваться в обществе среди лиц противоположного пола, а также настоятельное требование транс­формации телесного пола [3]. Им были выделены такие основные симптомы транссексуализма, как:

  1. инверсия половой идентичности;
  2. инверсия половой социализации личности;
  3. инверсия психосексуальной ориентации.

К производным симптомам транссексуализма отнесены:

  1. симптом отвергания пола;
  2. многообразные проявления психосоциальной дезадаптации;
  3. аутодеструктивное поведение, включающее в себя как суицидальную, тaк и конкурирующую с ним транссексуальную установку на изменение пола.

По данным большинства авторов [27,25,31], мужской транссек­суализм (М/Ж трансформация, транссексуализм типа мужчина-женщина)) значительно преобладает над женским (Ж/М трансформация, транссексуализм типа женщина-мужчина), составляя соотношение 3:1 (таблица 1).

Таблица 1. Распространенность транссексуализма на 100 000 населения.

 

США

Германия

Швеция

Англия

Нидерланды

Сингапур

Мужчины

1

2.2

2,7

5

8,4

35

Женщины

0,25

0,97

1

2

3,2

12

Можно предположить, что приведенные данные о распространенности транссексуализма, скорее всего, занижены, поскольку далеко не все больные обращаются в медицинские учреждения. Столь высокая распространенность транссексуализма в Сингапуре по сравнению с другими странами объясняется достаточным распространением производимых операций по смене пола, а также широкой осведомленностью населения о проблемах транссексуализма [34].

Распространенность транссексуализма в мире, по данным различных ав­торов, колеблется от 1:40 000 до 1:100 000 населения [14,16,27, 25].

Транс­сексуализм встречается практически во всех этнических группах, несмотря на значительные культурные различия, что может служить косвенным доказательством наличия биологической основы этой патологии.

В последние десятилетия социальный статус лиц с РПИ в мире значительно изменился, пациенты создали свои собственные организации, получили юридические права, что значительно улучшило возможности социальной адаптации. Возраст первого обращения значительно снизился. Постепенно совершенствовалась дифференциальная диагностика с гомосексуализмом, трансвестизмом, психотическими состояниями, пограничными расстройствами личности, культурально обусловленной половой дисфорией, кризисами юности и интерсексуальными состояниями. Половой коэффициент (соотношение мужчин и женщин) лиц с транссексуализмом в Германии впервые достиг 1:1. Некоторые авторы сообщают об общем числе взрослых транссексуалов в Германии в количестве 2000-4000 человек [36]. В настоящее время, в целом, в мире констатируется преобладание мужского транссексуализма.

По данным шотландских исследователей [37] распространенность лиц с синдромом половой дисфории среди пациентов в возрасте  свыше 15 лет составляет 8.18 на 100000, с половым коэффициентом 4:1 в пользу женского биологического пола, причем 1/3 из них выявлена в течение последнего года. В Нидерландах  [16] в период c 1975 по 1992 было выявлено 1285 транссексуалов, причем между 1975 и 1984 годами количество транссексуалов женского биологического пола увеличилось. За последние 5 лет в среднем ежегодно около 50 (колебания 38-60) транссексуалов с женским транссексуализмом и 21 (колебания 14-25) транссексуалов с мужским транссексуализмом подверглись хирургической и/или гормональной коррекции пола, половой коэффициент при этом составляет 3 мужчины на 1 женщину. В Нидерландах распространенность транссексуализма достигает 1:11900 среди  мужчин и 1:30400 среди женщин [25]. В Германии [36] в последние 10 лет распространенность транссексуализма колебалась в пределах между 2.1 и 2.4 на 100000  взрослого населения, половой коэффициент составлял 2.3:1 в пользу Ж-М. В Швеции [31] в период с 1972 по 1992 годы при сравнительном анализе  с результатами исследований 1960 и 1970 годов выявляемость  остается константой, и уровень выявляемости первичного, или же истинного, транссексуализма одинаков у мужчин и женщин. Во Франции [18] распространенность транссексуализма колеблется от 1 на 50000 до 1 на 100000.

В таблице 2 суммированы данные различных исследований, проводимых в разное время и в разных странах, изучавших распространенность транссексуализма среди населения, а также соотношение случаев мужского и женского транссексуализма.

Таблица 2. Распространенность и соотношение М:Ж транссексуализма по данным зарубежных исследований.

Исследование

Страна

Мужской ТС

Женский ТС

Соотношение
М:Ж ТС

Общая
распространенность

Benjamin H., 1966

США

-

-

8:1

-

Walinder J., 1968

Швеция

1:37 000

1:103 000

2,8:1

1:54 000

Pauly I.B., 1968

США

1:100 000

1:400 000

4:1

-

Hoenig J.& Kenna J., 1971

Англия

1:34 000

1:108 000

3,2:1

1:53 000

Ross M.V. et al., 1981

Австралия

1:24 000

1:150 000

6,1:1

1:42 000

O’Gorman E.C., 1982

Ирландия

1:35 000

1:100 000

3:1

1:52 000

Sipova I, Brzek A., 1983

Польша

-

-

1:5

-

Eklund P.L. et al., 1988

Нидерланды

1:18 000

1:54 000

-

-

Tsoi  W.F.,  1988

Сингапур

1:2 900

1:8 300

2,9:1

-

Godlewski J, 1988

Польша

-

-

1:5,5

-

Bakker A. et al., 1993

Нидерланды

1:11 900

1:30 400

2,5:1

-

Weitze C. et al. 1996

Германия

1:42 000

1:104 000

2,3:1

1:48 000

Van Kesteren P.J. et al., 1996

Нидерланды

-

-

3:1

-

Необходимо отметить, что в большинстве  как зарубежных,  так и отечественных исследований  распространенность РПИ оценивалась без учета всего спектра расстройств половой идентичности. Так,  ряд авторов показывают, что среди пациентов, обратившихся с просьбой о смене пола, то есть  лиц с транссексуальной симптоматикой, имеется большой разброс  в отношении нозологической принадлежности этих нарушений [11,15]. Мы предполагаем, что цифры,  приводимые в подобных исследованиях, скорее демонстрируют  обращаемость по поводу стремления к смене пола,  т.е.  речь идет о группе лиц  с так называемой половой дисфорией (синдромом отвергания пола). При этом нозологическая принадлежность данных расстройств может быть различной и включать как больных с транссексуализмом,  так и с  нарушениями половой идентичности при шизофрении, расстройствах личности и органических психических заболеваниях. Указанное обстоятельство  вызвано  сложностью диагностики с одной стороны и нечеткостью диагностических критериев транссексуализма с другой.

В известной нам научной литературе точных сведений о распространенности РПИ в России нет, однако практика показывает увеличение числа обращающихся по поводу смены пола. Несовершенство диагностики данных расстройств [7],  явно сказывается на показателях распространенности, однако очевидным представляется и  влияние социокультуральных перемен на цифры выявляемости лиц с половой дисфорией.

По данным Василенко Л.М. за период 1990 по 1995 в клиниках Московского НИИ психиатрии РФ были обследованы 102 пациента в возрасте от 15 до 42 лет (70 женщин 32 мужчины, соотношение 2,2:1) с транссексуальной симптоматикой и установленным впоследствии диагнозом «транссексуализм». В исследование не включались лица с эндогенными психическими  заболеваниями, органическими заболеваниями головного мозга, ядерной психопатией [5].

По данным ЭНЦ РАМН [6,8], средний возраст пациентов-транссексуалов, обращающихся к врачу по поводу смены пола, составляет 20-24 года (51% пациентов), что характерно  как для женского, так и для мужского транссексуализма. На 15-19 лет приходится 12% пациентов, на 25-29 лет — 25% пациентов, на 30-34 года —  11% пациентов и после 35 лет –  не более 1%.

Что касается изучения соотношения пациентов с мужским и женским транссексуализмом в России, то данные Бухановского А.О. [3], а также данные ЭНЦ РАМН [6], и Адамяна Р.Т. [1], приводимые ранее, существенно отличались от аналогичных данных, полученных зарубежными исследователями. По данным Бухановского А.О. соотношение лиц с ТС составляло 1:4,1, где преобладающее большинство - пациенты с женским ТС. По данным ЭНЦ РАМН [6]  на каждые три случая женского ТС приходился один случай мужского ТС. Эти данные российских исследователей совпадали с данными польских ученых (см. табл. 2), что могло быть связанно со специфическими для стран Восточной Европы концепциями о роли женщины в обществе.

С целью определения и прогнозирования распространенности РПИ в Российской Федерации нами были проанализированы данные нескольких крупных лечебных учреждений г. Москвы, оказывающих помощь и ведущих наблюдение пациентов с РПИ.

По данным отделения андрологии и урологии ЭНЦ РАМН, в 2006 году в отделение обратились 83 пациента с РПИ, 48 мужчин и  35 женщин. Из них диагноз «транссексуализм» на основании психиатрического обследования  уже был установлен ранее 33 мужчинам и 28 женщинам, 22 пациента были направлены для консультации психиатра (18 мужчин, 4 женщины) с диагнозом «нарушение половой идентичности» (диаграмма 1). Соотношение пациентов с РПИ (мужчины:женщины) составило 1,4:1, с транссексуализмом – 1,2:1 (диаграмма1).

Диаграмма 1. Обращаемость в ЭНЦ РАМН пациентов с РПИ в 2006 году.

Обращаемость в ЭНЦ РАМН пациентов с РПИ в 2006 году

По данным РНЦХ РАМН, за период с 2000 по 2005 год корректирующие секстрансформационные операции были проведены 202 пациентам (132 женщинам, 70 мужчинам) с установленным диагнозом «транссексуализм» на основании заключения психиатра (диаграмма 2, таблица 3).

Диаграмма 2. Обращаемость в РНЦХ РАМН пациентов с транссексуализмом.

Обращаемость в РНЦХ РАМН пациентов с транссексуализмом

Таблица 3. Соотношение женщины/мужчины среди пациентов с диагнозом «транссексуализм», обратившихся в РНЦХ РАМН.

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

В среднем

3,3:1

1,7:1

1,2:1

2,7:1

1,2:1

2:1

2:1

По данным Московского Городского Психоэндокринологического Центра, одного из ведущих учреждений, оказывающих помощь лицам с РПИ, за период с 2001 по 2006 год с целью решения вопроса о смене пола  в Центр обратились 235 человек (из них 133 мужчины, 102 женщины, соотношение 1,3:1). В результате диагноз «транссексуализм» был подтвержден у 85 человек (72 женщины, 13 мужчин, соотношение 5,5:1). У 158 (71 мужчина и 87 женщин, соотношение 1:1,2) пациентов диагноз «транссексуализм» подтвержден не был (диаграмма 3), а расстройства половой идентичности среди этой группы пациентов распределились следующим образом: РПИ при заболеваниях шизофренического спектра 54  (37-мужчин,17-жещин), РПИ при органических психических заболеваниях –37 (17-мужчин, 20-женщин), РПИ при расстройствах личности 61 (12-мужчин и 49-женщин), РПИ неуточненное –6 (5 мужчин и 1 женщина). Обращает на себя внимание, что РПИ в мужской популяции отличаются большей неоднородностью данных нарушений с более частой, по сравнению с женщинами, встречаемостью коморбидных психических расстройств (диаграмма 3).

Диаграмма 3. Обращаемость пациентов с РПИ с МГПЭЦ с 2001 по 2006 годы.

Обращаемость пациентов с РПИ с МГПЭЦ с 2001 по 2006 годы

Таблица 4. Средняя обращаемость в год и половое соотношение пациентов с транссексуализмом и другими РПИ по данным ведущих лечебных учреждений г. Москвы.

 

Средняя обращаемость в год, мужчины с диагнозом «F64.0»

Средняя обращаемость в год, женщины с диагнозом «F64.0»

Соотношение женщины/мужчины с диагнозом «F64.0»

Средняя обращаемость в год, мужчины с диагнозом «другие РПИ»

Средняя обращаемость в год, женщины с диагнозом «другие РПИ»

Соотношение женщины/мужчины с диагнозом «другие РПИ»

МГПЭЦ

2

14

5,5:1

12

15

1,2:1

ЭНЦ
РАМН

33

28

1:1,2

18

4

1:1,4

РНЦХ
РАМН

15

22

2:1

Нет данных

Нет данных

Нет данных

Среднее

16,6

21,3

1,3:1

15

9,5

1:1,6

Представляют также интерес данные, полученные сотрудниками ФГУ общей и судебной психиатрии им. Сербского (Введенский Г.Е., 2000). Так, среди лиц, совершивших противоправные сексуальные действия, обследованных  в  период с 1993 по 1998 годы,  различные варианты нарушения половой идентичности были выявлены у 227 обследованных [4]. Однако, данные нарушения обозначались как «патологически неосознаваемые расстройства половой идентичности» и не сопровождались постановкой вопроса о смене пола обследуемых.

Интересной представляется информация,  полученная в результате анализа проведения теста COGIATI (Combined Gender Identity and Transsexuality Inventory) среди интернет-пользователей портала transsexuals.ru. Данная методика тестирования была разработана специально для выявления краевых (стертых, невыраженных) форм мужского транссексуализма (и схожих клинических состояний), а также для определения характера проблемы у лиц, сомневающихся в своей половой принадлежности.  На портале указано, что «основная цель этого теста - дать возможность человеку понять, что могут значить его собственные гендерные проблемы и каким образом их будет целесообразнее разрешить». За два года (период 2005-2007) тест заполнили 5730 мужчин (предположительно сомневающиеся в своей половой принадлежности). Такая большая цифра, безусловно, обращает на себя внимание. Можно предположить, что значительная часть пользователей, заполнивших эту анкету, имеет проблему, связанную с половой идентичностью той или иной степени выраженности, испытывает полоролевой конфликт или имеет гомосексуальную ориентацию. Вышесказанное свидетельствует о том, что в популяции возможна большая распространенность РПИ в сравнении с теми официальными данными, которые складываются  из числа, обратившихся с запросом о смене пола.

Таким образом: 1) обращаемость в ведущие учреждения Москвы, оказывающие помощь лицам с РПИ составляет в среднем 31,6  мужчин и 30,8 женщин в год, из которых диагноз «транссексуализм» устанавливается 16,6 обратившимся мужчинам (52,5%)  и 21,3 (69,2%) женщинам; 2) другие, помимо транссексуализма, РПИ выявляются в среднем у 15 обратившихся мужчин (47,5%) и 9,5 (30,8%) женщин в год; 3) соотношение женщины/мужчины составляет 1,3:1 среди пациентов с транссексуализмом и 1:1,6 среди пациентов с другими РПИ; 4) полученные нами новые данные о соотношении женского и мужского транссексуализма не противоречат данным зарубежных исследователей, в отличие от данных, приводимых российскими учеными ранее, что, вероятнее всего, связано с постепенным совершенствованием диагностических критериев, позволяющих дифференцировать транссексуализм и другие РПИ, а также с тем, что ранее оценка производилась преимущественно специалистами хирургических специальностей, к которым обращались, в основном, женщины, желающие произвести мастэктомию, которая рассматривалась как менее травматичное и трудоемкое оперативное вмешательство в сравнении с вагино- и фаллопластикой.

Анализируя полученные данные, безусловно, необходимо учитывать их приблизительный характер, так как указанные цифры находятся под влиянием большого количества факторов, не поддающихся статистическому контролю.  К ним относятся отсутствие единых подходов к обследованию и диагностике транссексуализма и других расстройств половой идентичности недостаточная осведомленность пациентов и родственников о данной проблеме,  сложности организации помощи лицам с РПИ, особенно в регионах, вследствие чего определенная часть больных остается не выявленной и др.

Учитывая вышеизложенное, а также отсутствие  эпидемиологических исследований в этой области, можно предположить, что истинная распространенность РПИ в России превышает фактическую обращаемость данного контингента лиц.

Список литературы:

  1. Адамян Р.Т. Пластическая и реконструктивная микрохирургия в лечении транссексуализма // Автореферат дисс докт. Мед. Наук. – М., 1996.- 32с.
  2. Белкин А.И. Третий пол. Судьбы пасынков Природы. – М.: «Издательство «Олимп», 2000. – 432 с.
  3. Бухановский А.О. Синдром отвергания пола: клиническая разновидность в тактике лечения и реадаптации. Вопросы клинического лечения и профилактики сексуальных расстройств. - М. 1993. - С. 103-105.
  4. Введенский Г.Е. Нарушения половой идентичности и психосексуальных ориентации у лиц, совершивших противоправные сексуальные действия (клиника, патогенез, коррекция, судебно-психиатрическое значение). - Дисс. докт. мед. наук- М., 2000.
  5. Василенко Л.М. Психические нарушения у лиц с транссексуализмом, принципы лечения и реабилитации: Автореф. дисс. … канд. мед. наук. – М., 1995. – 20 с.
  6. Калинченко С.Ю. Гормональное лечение мужского транссексуализма и его побочные эффекты. Автореферат дисс  канд мед.наук. – М., 1998.-   с.
  7. Карпов А.С. Клинико-диагностические и организационно-правовые аспекты оказания медицинской помощи лицам с транссексуализмом и другими нарушениями половой идентичности. –Автореф…дисс.канд.мед.наук. –М., 2001.
  8. Козлов Г.И., Калинченко С.Ю. О клинике и лечении транссексуализма. //Проблемы эндокринологии, 1994, №1, С.57-60.
  9. Кон И.С. Введение в сексологию. М.: Медицина, 1989. – 336 с.
  10. Крафт-Эббинг Р. (Krafft – Ebbing R.) Половая психопатия, с обращением особого внимания на извращение полового чувства // Пер.с нем. - М.-1994. – С.334.
  11. Матевосян С.Н. Нарушения повой идентичности при заболеваниях шизофренического спектра// Судебная психиатрия. Шизофрения и шизофреноподобные расстройства. Под. Ред. Академика РАМН Т.Б. Дмитриевой.-Москва, 2005 , с.118-132.
  12. Benjamin, H.’Transvestism and Transsexualism’, International Journal of Sexology, 1953, 7:1, 12-14.
  13. Benjamin H. Newer Aspects of the Transsexual Phenomenon. //J.Sex.Res. –1969-N5-P.135-144.
  14. Bakker A. et al. The prevalence of transsexualism in Neitherlands. Acta Psychiatr Scand 2002; 87:237-238.
  15. а Campo J, Nijman H.L, Evers C, Merckelbach H, Decker I // Gender identity disorders as comorbid phenomena of psychosis and schizophrenia. Ned Tijdschr Geneeskd 2001; 39:1876–1880.
  16. Eklund P.L. et al. Prevalence of transsexualism in The Netherlands. Br J Psychiatry. 1988 May;152:638-40.
  17. Ellis, H. Eonism and other supplementary studies. In Studies in the Psychology of. Sex, Vol. 2, Part 2 (2-vol. ed.), Random House, New York,1942.
  18. Gallarda T. et al. The transsexualism syndrome: clinical aspects and therapeutic prospects. Encephale. 1997 Sep-Oct;23(5):321-6.
  19. Godlewski J., Transsexualism and anatomic sex ratio reversal in Poland, Archives of Sexual Behavior, Volume 17,1988, c. 547–548.
  20. O’Gorman E.C. A retrospective study of epidemiological and clinical aspects of 28 transsexual patients. Archives of Sexual Behavior, Springer Netherlands,Volume 11, Number 3 / Июнь 1982 г. с. 231-236.
  21. Hamburger, C., Sturrup, G. K. & Dahl-Iversen, E. (1953) ’Transvestism: Hormonal, Psychiatric and Surgical Treatment’, Journal of the American Medical Association, AMA: Chicago, pp. 391-6, p. 391.
  22. Herrn R. Schnittmuster des Geschlechts. Transvestitismus und Transsexualität in der frühen Sexualwissenschaft Rainer ,2005, c. 204-211.
  23. Hirshfeld M. Die Transvestiten – eine Untersuchung uber den erotischen Vercleidugstrieb mit umfangreichem casuistischem und historischem Material. // Medicinischer Verlag:Berlin-1910.
  24. Hoeing J.,Kenna J.,Youd A. Surgical Treatmant for Transsexualism. // Acta psychiat. Scand.- 1971-47:104-133.
  25. van Kesteren P.J. et al. An epidemiological and demographic study of transsexuals in The Netherlands. Arch Sex Behav. 1996 Dec;25(6):589-600.
  26. Jorgensen, Christine. Christine Jorgensen: A Personal Autobiography. New York: Paul S. Eriksson, 1967; rpt. with an intro. by Susan Stryker. San Francisco: Cleis Press, 2001.
  27. Landen M. et al. Prevalence, incidence and sex ratio of transsexualism. Acta Psychiatr Scand. 1996 Apr;93(4):221-3.
  28. Money, J. (Ed.). Sex Research: New Developments. city: Holt, Rinehart, & Winston.,1965) C.96-103.
  29. Muhsam R Chirurgische Eingriffe bei Anomalien des Sexuallebens. ,1926.  Ther d Gegenw 67: 451-455
  30. Pauly I.B. The current status of the change of sex operation. J Nerv Ment Dis. 1968 Nov;147(5):460-71.
  31. Ross M.V. et al. Cross-cultural approaches to transsexualism. A comparison between Sweden and Australia. Acta Psychiatr Scand. 1981 Jan;63(1):75-82.
  32. Sigusch V. Transsexualism. Current status of research and clinical practice. Nervenarzt. 1997 Nov; 68(11):870-7.
  33. Sipova, I., Brzek, A. Parental and interpersonal relationships of transsexual and masculine and feminine homosexual men. (in Homosexuals and Social Roles. NY: Haworth),1983. c. 75 - 85.
  34. Tsoi W.F. The prevalence of transsexualism in Singapore. Acta Psychiatr Scand. 1988 Oct;78(4):501-4.
  35. Walinder J. Transsexualism: definition, prevalence and sex distribution. Acta Psychiatr Scand Suppl. 1968;203:255-8.
  36. Weitze C. and Osburg S.  Transsexualism in Germany: Empirical data on epidemiology and application of the German Transsexuals' Act during its first ten years. Archives of Sexual Behavior. Springer Netherlands. Volume 25, Number 4 / August, 1996 c. 409-425.
  37. Wilson P. Et al. The prevalence of gender dysphoria in Scotland: a primary care study. Br J Gen Pract. 1999 Dec;49(449):991-2.

В статье описаны  исторические аспекты научного изучения вариантов расстройств половой идентичности (РПИ) и организации помощи подобным пациентам в Российской Федерации. Приведены данные по результатам исследования распространенности  данных расстройств. Показано, что обращаемость в специализированные учреждения, оказывающие помощь лицам с РПИ, составляет в среднем около 60 человек в год (половой коэффициент 1:1), из которых диагноз «транссексуализм» устанавливается в 52,5% случаев среди мужчин  и 69,2% случаев среди женщин. Помимо транссексуализма, различные варианты расстройств половой идентичности выявляются у  47,5% обратившихся мужчин и 30,8% женщин в год. Соотношение женщины/мужчины составляет 1,3:1 среди пациентов с транссексуализмом и 1:1,6 среди пациентов с другими РПИ. Выдвигается предположение о большей распространенности РПИ в России в сравнении с фактической обращаемостью, что связанно со сложностью учета ряда факторов, не поддающихся статистическому контролю.

Задайте вопрос

vkontakte

facebook

instagram